Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Шведы. Сущность и метаморфозы идентичности

978-5-7281-1063-7Продолжаем знакомить Вас с ассортиментом одного из самых наших любимых издательств!
Шведы. Сущность и метаморфозы идентичности (Тираж всего 400 экз!)
532 стр., обл., 2008 г.
ISBN 978-5-7281-1063-7
В сборнике рассматриваются проблемы шведско
й идентичности в исторической перспективе - от раннего Средневековья до наших дней. Используя методы различных гуманитарных дисциплин - истории, архивоведения, правоведения, экономики, этнологии, музыковедения, театро- и киноведения, авторы постарались ответить на сложные вопросы: как проявлялась национальная идентичность на разных этапах исторического развития самой крупной страны Северной Европы? в чем заключается сущность так называемой шведскости? как она сохраняется в шведской культуре и как видоизменялась и трансформировалась под натиском событий далекого и совсем близкого прошлого?
Для скандинавистов различного профиля - научных работников, студентов и преподавателей, а также для широкого круга читателей.

Мандельштам и Сталин

978-5-7281-1017-0
Лахути Д.
Образ Сталина в стихах и прозе Мандельштама. Попытка внимательного чтения (с картинками)
245 стр., обл., 2009 г.
ISBN 978-5-7281-1017-0
Рассматриваются различные точки зрения, в том числе Н.Я. Мандельштам, И. Месс-Бейер, Б. Сарнова, М.Л. Гаспарова, И. Бродского, на интерпретацию образа Сталина в творчестве О. Мандельштама, особенно в стихах 1937 г. и так называемой "Оде". На основе сопоставления и анализа стихотворений и прозаических фрагментов делается вывод, что наиболее адекватной представляется точка зрения И. Бродского: "Ода" Сталину есть "одновременно и ода и сатира". Эта оценка распространяется и на некоторые другие стихотворения (например, "Стансы" 1937 г.).
Для специалистов в области русской литературы XX в., а также для всех интересующихся данной проблематикой.

Роберт Ирвин "Арабский кошмар"

 - Сны приходят из ночи.
- А уходят куда?
- Куда угодно.
- Чем ты их ощущаешь?
- Ртом.
- Где находится сон?
- В ночи.
 

«Арабский кошмар»роман-фантазия, первый роман историка-арабиста Роберта Ирвина, принесший ему мировую славу.

Молодой англичанин под видом паломника приезжает в Каир, где оказывается втянутым во множество зловещих и таинственных, нелепых и чудовищных авантюр и интриг. Выполняя шпионскую миссию, он встречается с мудрыми карликами, грабителями, магами, мамлюками и блудницами. В гротескной форме автор противопоставляет различные традиции мышления, а рассказчик-мистификатор является якобы подлинным автором «Тысячи и одной ночи»...

Это произведение, погружающее читателя в одуряющее марево мамлюкского Каира конца XV века, подобно «Имени Розы» Умберто Эко, впитало в себя необозримую эрудицию своего создателя — исследователя и комментатора «Тысячи и одной ночи», консультанта по арабскому искусству крупнейших мировых аукционов Сотби и Кристи.
Уже четверть века «Арабский кошмар» постоянно переиздается на всех основных языках мира. Это книга о том, как «сон чудовищ рождает разум».



Роман был опубликован 30 ноября 1983 г., среди первых книг нового британского издательства «Дедалус».

По словам директора издательства Эрика Лэйна, «Ирвин стал культовым автором благодаря «Арабскому кошмару», который попал во все энциклопедии, даже в детскую. Более того, отрывки из романа включены в путеводители по Каиру».



В книге воспроизведены гравюры шотландского художника Дэвида Робертса (1796—1864). В 1834 году Робертс совершил путешествие в Египет, посетил Александрию, Каир и Нубию (южный Египет). Его карандаш и кисть фактически послужили ему не существовавшим в ту эпоху фотоаппаратом, сохранив для нас виды этих мест, мало изменившихся со времен Бэльяна.



"Каир - вот он,  Вавилон,  Великая  Блудница,  город  множества  ворот,
откуда войска магометанских всадников несут чуму и смерть в земли христиан.
Там Черный Папа сарацинов держит свой двор и плетет сети, дабы накрыть ими и
уничтожить христианский мир, оттуда шлет он нам на гибель армию наемных
убийц, еретиков и отравителей. Иерусалим, Акка, Фамагуста - сколько городов
пало пред его войсками и сколько еще падет, прежде чем вы опомнитесь? Многие
ли еще не томятся в неволе в Египте и не гнут, подобно сынам Израилевым,
спину на фараона? Сей сатанинский город во власти дьявола и сам властвует с
дьявольскою силой, ибо многие ушли в Египет и не вернулись. Воины Христовы,
к вам мы взываем..."

Новая книга переводов ГРИГОРИЯ КРУЖКОВА

Для любителей "классической чертовщины" есть ещё одна свежая вещица от известного поэта-переводчика Григория Кружкова. Это сборник из трёх пьес английских драматургов XVII века.
Сюда вошли: Шекспир (куда ж без него!) со своей последней пьесой "Буря" (1611)... 

"... почему из всех пьес Шекспира я выбрал именно "Бурю"? Первый, хотя и не единственный ответ: из любви к симметрии. Десять лет назад я перевёл замечательную поэму Шекспира "Венера и Адонис", которую сам он назвал первенцем своей фантазии. "Бурю" же многие счиают прощальной пьесой Шекспира, его театральным завещанием. Вот и захотелось мне присовокупить к альфе омегу, к первой поэме прибавить последнюю пьесу."

Бен Джонсон, "Чёрт выставлен ослом" (1616) - плутовская пьеса, изображающая жизнь в Лондоне в эпоху первого цветения капитализма. Люди здесь своими пороками (в частности, плутовством) превзошли даже посланного на землю чёрта - вот какие здесь люди! Комедия не утратила своей актуальности спустя четыреста лет. Истиные и ложные ценности переплетены и смешаны, и только в такой вот адской кузнице могут быть выкованы настоящие аферисты и мошенники, которым бес и в подмётки не годится...
 Бен Джонсон 
еперь порок похож на добродетель,
Не отличишь никак"
 - наставляет Сатана незадачливого десантника - горе искусителя по имени Паг. И здесь мы сталкиваемся с общим для всех трёх пьес мотивом - смешением иллюзорного и сущего, того, чего нет, но хотелось бы и наоборот.

Томас Мидлтон & Уильям Роули, "Оборотень" (1622) - о тёмной стороне любви и сатирическом восприятии мрачной, "кровавой" трагедии, модной в то время. Здесь вскрывается илюзорность для персонажей понятия "честь", не случайно действие происходит в Испании, в которой была в ходу "драма чести". Главная героиня живет в плену иллюзий о чести, не понимая природы своих страстей.  Воспитанная в духе строгости дворянка, она оказывается в финале в полной зависимости от бедного дворянина на посылках, который сначала вызывал у неё одно отвращение.
 Томас Мидлтон 
Парадокс в том, что к этому моменту жених убит, муж обманут, а отвращение сменяется любовью, дикой и странной. Параллельно, пародируя весь этот дурдом, просходит любовная история в "низкой" социальной среде - приюте для умалишенных. Мнимое и сущее снова нерасторжимо слиты.

Книга издательства "Томск" лаконично, но стильно оформлена, снабжена предисловиями и комментариями переводчика и других специалистов в области... сами понимаете, в какой.

Рекомендуется всем ценителям английской литературы и переводов.

Новинки от издательства "ЕВРАЗИЯ"

В праздничные дни к нам в магазин завезли великолепные книги издательства "ЕВРАЗИЯ", посвященные Средним Векам в Европе и на Востоке. 
Кредо издательства - "нет и не может быть, неинтересных периодов истории, неинтересных культур, могут быть только неинтересные книги".

У "ЕВРАЗИИ" плохих книг нет: над каждой работает коллектив опытных редакторов, ученых, переводчиков, художников, которых объединяет одно - любовь к истории, признание самобытности всякой культуры, уважение к каждой цивилизации и желание сделать читателей хоть немного ближе к окутанным дымкой предрассудков, клише, мифов и легенд Средним Векам
...

Представляем Вашему вниманию:

1) Алиенора Аквитанская
2) Повседневная жизнь в эпоху Людовика Святого
3) Жизнь Англии в Средние века
4) Столетняя война
5) Англосаксонская хроника
6) Ж. Ле Гофф. Средневековье и деньги. Очерк исторической антропологии.
7) Харун Ар-Рашид и времена "1001 ночи"
8) Японский тиран. Новый взгляд на японского полководца Ода Нобунага.
9) История Европы
10) История одного болгарского царства.
11) Викинги. История и цивилизация.
12) Убийство Генриха IV.
13) Фридрих Барбаросса.
14) Краткая история династий Китая.
15) Изабелла Католичка.
16) Роман о Граале.

          

Первый роман Маргерит Юрсенар "Алексис" - 61р.

Смерть была для Юрсенар страшна лишь по одной причине: птицы в саду останутся без ее общества. Борец за права женщин - она не принимала "агрессивного феминизма", свойственнного её веку. Вступление во Французскую академию женщины - событие до тех пор не бывалое, но никто из противников этого не мог закрыть глаза на несомненное дарование одной из самых значительных французских писательниц ХХ века. Маргерит Крейанкур (её псевдоним - анаграмма, сочинённая её вместе с отцом, который и дал ей начальное образование) заплакала, когда узнала, что Париж пал под оружием Гитлера. Это была плата за недостаточное внимание к проблеме фашизма. По счастью, к началу войны писательница находилась в Америке, и стала "навёрстывать" - в борьбе за равенство всех людей Земли родились новые книги.
Первое большое прозаическое произведение, роман «Алексис, или Рассуждение о тщетной борьбе» (1929) — исповедь гомосексуалиста. Этот опыт, когда женщина пытается побывать в шкуре мужчины (роман написан от первого лица) - неповторим и дает попытку поднять проблему пола в литературе и биографии.
Этот роман продается в "Борхесе" всего за 61 рубль в связи с "Неделей издательства Ивана Лимбаха". Только до Нового Года (31 декабря)!!!
А собрание сочинений этой замечательной писательницы в трех томах - чуть больше ста рублей за том - может стать прекрасным новогодним чтением для вас и ваших друзей!

Издательство "Возвращение"


Региональная благотворительная общественная организация «Московское историко-литературное общество «Возвращение» объединяет бывших узников ГУЛАГа — в большинстве своем авторов воспоминаний, художественных произведений, исторических исследований, свидетельствующих о преступлениях советского режима, участников европейского Сопротивления — узников нацистских лагерей, а также тех, кто содействует нашей деятельности.

Сегодня «Возвращение» — единственное в России специализированное издательство, целенаправленно выпускающее литературу о тоталитарных режимах. Издано свыше 100 книг. Основная задача общества — сохранение исторической памяти.

В нашем магазине Вы можете найти полный ассортимент книг данного проекта по более чем доступным ценам. 

Эфрон Ариадна, Федерольф Ада
А жизнь идёт, как Енисей...
Москва • Возвращение • 2010
Твёрдый переплёт
ISBN: 978-5-7157-0234-0
В новом издании книги двух авторов наиболее полно освещена туруханская ссылка А.С. Эфрон, последовавшая после её повторного ареста в 1949 году. В названии первой части — фраза из письма Ариадны Эфрон, впервые опубликованного в книге «Туруханские письма. Ариадна Эфрон — Алла Белякова» (М.: Дом-музей Марины Цветаевой, 2009). Дополнением к письмам, стихам, записям А.С. Эфрон и воспоминаниям А. А. Федерольф служат материалы и документы из Туруханска, часть которых публикуется впервые. Среди них статья Л. Котиевой со свидетельствами местных жителей, работавших вместе с А.С. Эфрон в туруханском доме культуры.




Каталог книг:

Адамова-Слиозберг, Ольга; «Путь», 2009г.
Берковская, Елена; «Судьбы скрещенья: Воспоминанья», 2008г.
Весёлая, Заяра; «Воспоминания о тюрьме и ссылке», 2006г.
Гаген-Торн, Нина; «Memoria», 2009г.
Головкова Л.А.; «Сухановскя тюрьма. Спецобъект 110», 2009г.
Collapse )

Soviet Studies

Предлагаем Вашему вниманию новую подборку книг для тех, кто увлекается т.н. Soviet Studies. История культуры повседневности, визуальные исследования, мемуары, советский фольклор и мифология, история цензуры, феномен самиздата и многое другое. 



Доминик Дюран  Коммунизм своими руками. Образ аграрных коммун в Советской России Издательство Европейского университета, 2010.
   Монография французской исследовательницы Доминик Дюран о сельскохозяйственных коммунах в Советской России и их презентации в советской печати анализирует эволюцию официального дискурса и составляющих его компонентов на протяжении 1920-х и самого начала 1930-х годов. В книге показано, какие аспекты производства, нового быта, культурного строительства становились предметом обсуждения, споров, гордости или осуждения. И как случилось так, что этот дискурс в какой-то момент стал сугубо виртуальным, создающим собственную воображаемую реальность, очень опосредованно связанную с жизнью крестьян.

Collapse )